Сообщение об ошибке

Deprecated function: Array and string offset access syntax with curly braces is deprecated in include_once() (line 11 of /home/sabitov/domains/sabitov.kz/public_html/sites/all/modules/elfinder/elfinder.module).

Мутные воды информационных потоков

  • Опубликовано: 18 May 2016
  • Автор: danik
Данияр Сабитов. Источник: ИМЭП

 

С 12 по 13 мая прошел VII Центральноазиатский форум по развитию интернет-сферы InternetCA-2016, основной темой которого стало обсуждение проблем борьбы с ксенофобией, пропагандой ненависти и языка нетерпимости. Тематика форума совпала с бурной дискуссией в сети (и не только) поправок к Земельному кодексу.

Реакция определенных кругов населения, следует отметить, стала отражением двух существующих проблем. Первая, определенно, связана с синофобией, которая достаточно сильна в казахстанском обществе. Вторая вызвана тем, что в стране на недостаточном уровне ведется информационная и разъяснительная работа.

Основным тезисом в дискуссиях в социальных сетях, а также в выступлениях на прошедших в ряде городов митингах, стало категорическое несогласие на «продажу» казахстанской земли иностранцам. Сам посыл изначально является неверным, поскольку по закону земля не может быть продана иностранному лицу. Кроме того, поправки касались срока аренды сельскохозяйственных угодий, а не продажи. Данная путаница и стала основным раздражителем в ситуации, когда не была проведена предварительная разъяснительная работа.

Собственно, истоки синофобии лежат там же – в стране совершенно недостаточно информации о нашем ближайшем соседе. Два года назад в ИМЭП-е прошла презентация книги Константина Сыроежкина «Нужно ли Казахстану бояться Китая: мифы и фобии», на которой было отмечено, что эта монография является попыткой ответить на актуальные вопросы в условиях дефицита качественных отечественных исследований. И это в условиях, когда «погоду» делают публикации западных и российских экспертов, подпитывающие ощущение «китайской угрозы». Не случайно в своей книге Константин Сыроежкин пишет: «Мы практически ничего друг о друге не знаем. Даже на экспертном уровне познания о современных проблемах Китая и специфике казахстанско-китайских отношений оставляют желать лучшего».

Очевидно, что дискуссии вокруг земли стали последним аргументом, в связи с которым президент Нурсултан Назарбаев принял решение создать профильное Министерство информации и коммуникаций. Новое ведомство возглавил его пресс-секретарь Даурен Абаев. Это назначение может говорить о двух вещах. Во-первых, в отличие от своего предшественника (Министерство связи и информации работало с 2010 по 2012гг.), новое ведомство не будет заниматься технологической стороной коммуникаций, например, развитием электронного правительства или системы ЦОН, а сконцентрируется именно на государственном PR. Во-вторых, учитывая бэкграунд нового министра, новый уполномоченный орган будет заниматься не только разъяснительной, но и идеологической работой. Президент Казахстана, объясняя причину формирования нового органа отметил следующие проблемы: «Информационная политика находится в непрофильном министерстве. В правительстве никто не контролирует и не проверяет средства, которые выделяются на эту работу. Для преодоления текущих информационных вызовов, эффективного сопровождения пяти реформ поручаю создать уполномоченный орган Министерство информации и коммуникации». При этом были объявлены его ключевые задачи:

  1. мониторинг информационного пространства любых форм собственности, включая интернет-ресурсы и социальные сети, с целью оперативного выявления и реагирования на наиболее острые проблемы; 
  2. изучение общественного мнения по наиболее актуальным темам и вопросам, анализ и прогноз информационных запросов и ожиданий населения; 
  3. выработка государственной информационной политики; координация и контроль информационной деятельности и активности всех государственных органов;
  4. планирование и анализ эффективности государственного информационного заказа и средств, выделенных государством;
  5. привлечение инвестиций и инноваций для развития отечественных СМИ как современного сегмента экономики;
  6. повышение качества отечественных информационных продуктов для обеспечения информационной безопасности, как в электронном, так и печатном пространстве;
  7. выстраивание максимально действенной модели кризисных коммуникаций;
  8. обеспечение каналов взаимодействия с населением, включая НПО.

Судя по всему, государство пытается устранить одну из важнейших системных ошибок. На протяжении всех лет независимости чиновники понимали под информационной безопасностью две абсолютно разных отрасли – data protection (защита данных) и идеологическую работу (см. подробнее аналитический доклад «Информационная безопасность Казахстана: защита данных и смыслов»).  Бывшее Министерство связи и информации в полном смысле являлось следствием этой ошибки – ведомство одновременно занималось двумя разными направлениями, технологическим и идеологическим.

Перед новым министерством стоит сложнейшая задача. С одной стороны, ему нужно будет вести работу там, где она системно никогда не велась. С другой, министерство должно вести работу на высоком профессиональном уровне, поскольку еще до начала работы, общество отнеслось к его появлению с опаской. Дело в том, что работать ведомству придется в непопулярном поле, поскольку пристальное внимание государства к информации невольно ассоциируется с попытками контроля и цензуры. Таким образом, первой задачей в плане государственного PR для Министерства информации и коммуникации будет создание собственного позитивного имиджа.

Говоря о более практичных проблемах, с которыми непременно столкнется Министерство, следует отметить регулирование интернета и в новых коммуникационных технологий (например, мессенджеров). Собственно, это наиболее неподконтрольное пространство, которое сложно регулировать.

На уже упоминавшемся форуме InternetCA-2016 по поводу регулирования в Сети высказывались самые разные точки зрения. Так, старшийсоветникПредставителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Андрей Рихтер выступил в правозащитном ключе представляемой организации. Он отметил, что необходимо максимально «освободить» это поле, например, обозначить четкие правила, при которых может быть ограничена анонимность человека в сети. «Современная пропаганда использует новые методы, например, создаются фейковые новостные сайты, которые вводят в заблуждение. Какой должен быть ответ государства как представителя общества? Любое противодействие пропаганде должен основываться на принципе плюрализма контента, мы считаем, что пропаганда работает только тогда, когда у пользователя подавлена возможность обращаться к источникам информации», - отметил эксперт. Андрей Рихтер делал акцент на требовании максимально четко и узко толковать нормы права, избегая расширительного толкования, чтобы избежать необосновнной цензуры и подавления информации.

С другой стороны, была представлена точка зрения чиновника из Центра анализа и информации» Комитета связи, информатизации и информации Казахстана. Михаил Комиссаров, отвечая на вопрос о регулировании в Сети, отметил, что при всей специфичности виртуальной среды, она является такой же сферой общественных отношений, как и другие сферы человеческой жизни, а следовательно, подлежат урегулированию. «Нормы гражданского и уголовного законодательства работают здесь так же успешно, как и в других областях», - отметил г-н Комиссаров. В своем выступлении он напомнил, как действует норма о приостановлении или прекращении доступа к интернет-ресурсам. Все ресурсы, которые не зарегистрировались в Казахстане, считаются иностранными, и к ним не оформляются исковые отношения – в случае обнаружения контента, противоречащего казахстанскому законодательству, на имя руководства интернет-ресурса посылается уведомление, и доступ к нему блокируется. По его данным на 1 января 2016 года государственная Техническая служба получила 365 решений суда, по которым было заблокировано пять тысяч ресурсов.

Из этих двух выступлений мы видим, что и правозащитники, и представители власти согласны с тем, что регулировать Сеть нужно, однако ключевое расхождение заключется в степени этого регулирования.

Согласно консультанту по полиси инфо-коммуникационных технологий Общественного фонда «Гражданская инициатива политики Интернет» (Таджикистан) Асомиддину Атоеву неразборчивая блокировка контента может привести к негативным последствиям. Так, некоторые ролики боевиков террористической группировки «Исламское государство» после их запрещения вызывали резкий всплеск интереса и к роликам, и к соответствующим сайтам (подробнее об этом в презентации эксперта).

Это наглядно демонстрирует, что с пропагандой невозможно бороться методом блокировок. Это самый простой, но при этом самый неэффективный способ – его использование возможно, если целью является самоуспокоение, а не решение проблемы. Единственный выход – это комплексная работа с информацией, где ключевое место занимает создание контента (исследований, книг, публикаций, телепередач и т.д.), которое должно «перебить» пропаганду количеством и качеством информации. Здесь же, вероятно, следует обучать население методам верификации данных, обучение поиску авторитетных источников информации. Очевидно, что перед новым министерством стоит огромный комплекс нерешенных проблем, и, собственно, центральная – научить казахстанцев жить в условиях глобального информационного общества.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.