Сообщение об ошибке

Deprecated function: Array and string offset access syntax with curly braces is deprecated in include_once() (line 11 of /home/sabitov/domains/sabitov.kz/public_html/sites/all/modules/elfinder/elfinder.module).

Фискальная социология: поведение налогоплательщика

  • Опубликовано: 12 May 2020
  • Автор: admin

Данияр Сабитов
Казахстан в глобальных процессах. Научное издание. №3 (49), 2016

Системное изучение фискальной политики в Казахстане ограничивается исследованиями в области экономики и юриспруденции. Однако изучение предмета ими не исчерпывается. После Второй мировой войны появилось новое направление – социология финансов, а позже из него выделилась социология налога; яркими представителями этой научной школы являются М. Леруа, Ю. Бэкхауз, Г.Г. Силласте и другие.

Очевидно, что главная задача налога – это пополнение государственного бюджета. Но этим его возможности не ограничиваются, поскольку в то же время это эффективный инструмент по управлению экономикой. В зависимости от поставленных целей, в каждой стране складывается своя уникальная система. За 25 лет казахстанская фискальная система приобрела собственные черты, пройдя непростой путь.

В первые годы независимости Казахстан, как и некоторые другие постсоветские страны, не имевшие собственного опыта налогообложения, почти полностью скопировал налоговое законодательство России. Она, в свою очередь, переняла опыт Германии, чья система налогообложения признается одной из самых сложных в мире. В том числе были взяты те же налоговые ставки. Так в Казахстане, в котором ранее никогда не было налога на добавленную стоимость, появился НДС со ставкой в 28%.[1]Это был один из первых примеров, который показал опасность прямого копирования.

Экономики Казахстана и Германии в 1992 году объективно были разными – высокие немецкие налоги имели целью решить проблему перепроизводства, они должны были очистить рынок от слабых предприятий. В то время как в Казахстане нужны были соврешенно противоположные действия, такой налог был непосильным для только что появившихся предприятий. Для стимулирования развития бизнеса был необходим щадящий размер ставки НДС.

Мы привели пример того, каким образом изменение налоговых ставок может влиять на экономику, здесь мало что можно сказать нового. Но, как уже было отмечено, понимание фискальной политики этим не ограничивается. Для начала следует обратить внимание на формулировку первой статьи Налогового кодекса Казахстана, где сказано, что кодекс регулирует властные отношения по установлению, введению и порядку исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет, а также отношения между государством и налогоплательщиком.[2] Формулировка «властные отношения» позволяет рассматривать фискальную систему уже не только как предмет экономики, но также и социологии, и даже политологии.

Вместе с тем де-факто институт налогообложения шире, чем просто вертикальные взаимоотношения государства и налогоплательщика, как это указано в законодательстве. Помимо прочего здесь следует выделить и горизонтальные взаимоотношения самих налогоплательщиков между собой. Например, голосуя за положение Конституции о «социальном» государстве, граждане Казахстана согласились на перераспределение части налоговых поступлений таким образом, чтобы обеспечивалась социальная справедливость. Вместе с тем, фискальная социология показывает сложную структуру как вертикальных, так и горизонтальных взаимоотношений.

Отношение к налогу может дать много информации об отношении государства к обществу, и наоборот. Так, совершенно очевидным был классовый характер налогообложения при советской власти. «Основным доходом молодого советского государства выступили эмиссия денег, контрибуции и продразверстка, поэтому первые советские налоги не имели большого фискального значения, а носили ярко выраженный характер классовой борьбы».[3] В свою очередь налоговая практика может показывать отношение населения к государству. Декан экономического факультета А. Аузан отмечает два вида отношения к налогообложению. В первом случае налог осознается населением как оплата работы государственных органов, которые в обмен должны предоставлять административные услуги. Во втором случае автор отмечает историческую форму налога – дань. В этом случае деньги отдаются сборщику не с тем, чтобы за эти деньги что-то делалось, а с тем, чтобы забрав их, собиратель налогов не возвращался и не беспокоил.[4]

Социология неплательщика

Отдельно социология налога рассматривает т.н. девиантное поведение налогоплательщика. В этом случае исследователей интересует не то, что гражданин не платит налоги, а почему он этого не делает. М. Леруа, рассматривая этот аспект, возражает тем, кто полагает, что неуплата налога связана исключительно с экономическими причинами. Для начала он приводит несколько кажущихся рациональными объяснения, а затем приводит доказательства, указывающие на недостаточность этих суждений.

Например, ученый рассматривает утверждение, что уклонение от налога просто выгодно. Лицо пойдет на нарушение, если соотношение между сберегаемой суммой и риском обнаружения нарушения (размером штрафа/наказания) перевешивает в пользу первого. Или же индивид не заинтересован в оплате общественных благ. В случае, если семья учит детей в частной школе, а лечится в частной клинике, то может возникнуть мысль о том, чтобы не тратить деньги на государственные услуги, которыми семья не пользуется. Еще одна точка зрения – индивиды избегают налоги в случае слишком высокого налогообложения.

Однако социологические исследования показывают, что эти рациональные посылки часто ничего не объясняют. В 70-е был проведен опрос, который показал, что несмотря на высокую ставку, население считает размер налогов разумным. Другие исследования показывают, что проверки никак не сказываются на искушении нарушить закон. Также опросы показывают, что специалисты, которые базируются на рациональных теориях, путают причины налоговых нарушений – чаще всего налог стараются избежать не тогда, когда это может принести выгоду, а когда он воспринимается как потеря.[5]

Социология налога обращает внимание не только на теории рационального поведения, но и на субъективные стимулы, которые толкают лица на те или иные действия. В частности, это политические мотивы – говоря о ценности налога, его легитимность является важным компонентом. Так, если индивид не согласен с правящим режимом, он может уклоняться от уплаты налога, что является демонстрацией того, что он не поддерживает курс. Также девиантное поведение возможно и в том случае, если лицо не доверяет в справедливое перераспределение собранных в качестве налога средств. Социологическое исследование, проведенное в России в этом году показало, что две трети россиян готовы платить подоходный налог вдове меньший, чем есть сейчас (7 проц.), а треть опрошенных вовсе полагает, что не должно никому и ничего платить, поскольку заработали все сами, без помощи государства.[6] В Казахстане подобные социологические исследования если проводятся, то их результаты не публикуются. Понимание причин того или иного поведения граждан в отношении налоговой системы дает серьезные возможности как для понимания социума в общем, так и для принятия конкретных решений.

Налог как инструмент формирования общественных отношений

Отдельный интерес вызывает вопрос, является ли налоговая система проявлением общественных отношений или она является инструментом по их формированию? Ответ не может быть однозначным, поскольку справедливо и то и другое. Религиозный налог, будь то десятина в христианстве или закят в исламе, является скорее характеристикой общества, нежели инструментом. В то время как освобождение от налога казачьего сословия в обмен на военную службу является скорее инструментом по формированию лояльности к власти. При этом в большиснвте случаев определить более или менее четко, чем является налоговая система, сложно. На заре независимости США существовало правило, согласно которому принимать участие в выборах имели право лишь те, кто платил налоги и владел собственностью.[7] С одной стороны, это индикатор социльно-политического устройства, а с другой, инструмент, с помощью которого проводился избирательный ценз.

Другой пример – налогообложение в Букеевской орде. После присоединения к России, казахи почти сто лет не платили налоги в царскую казну, ограничиваясь выплатами хану и султанам живым скотом (зекет) и мясом (согум). «В условиях натурально-кочевого хозяйства форма и размер зекета и согума находились в зависимости от произвола и потребности ханского двора»[8]. Сам Букей-хан был кочевником со скромными запросами, поэтому при нем собирались сравнительно небольшие налоги. В то время как его его сын Джангир, получивший западное образование, пытался устроить свой двор на аристократический манер с восточным колоритом, что требовало роскошного убранства дома, где он жил. И если сначала традиционное зякет собирался в натуральном выражении, то позже он был заменен на деньги. «К 30-м годам XIX в. зекет определялся от 72 до 92 тысяч рублей в год, а по исчислению Оренбургской пограничной комиссии — до 155 тысяч рублей серебром. Согум платили казахи с каждых 15 кибиток по 1 рогатой скотине или 6 баранов. Годовой доход с этого налога со всей орды определялся в четыре тыс. голов рогатого скота или в 24 тыс. баранов».[9] При этом ставка налога во многом носила дискриминационный характер – по одним из требований налог исчислялся следующим образом - с 40 баранов — 1 баран, со 120 — 2 барана, с 201 — 3 барана, с 400 — 4 барана и т.д. Таким образом налог для бедняков был непосильным, а для баев – ничтожным. Таким образом, анализируя налоговую систему, можно видеть как инструмент сохранения неравенства, так и иллюстрацию общественных отношений в традиционном казахском обществе.

Если говорить о современном Казахстане, то заметной характеристикой является то, что граждане, если они не являются предпринимателями, не ощущают на себе налогового бремени. По большому счету они не учувствуют в процедуре налогообложения. Определить, является ли этот феномен индикатором каких-то особенностей менталитета или общественных отношений, или же является экономическим или политическим инструментом без глубокого исследования невозможно.

Объективно, современная форма налогообложения казахстанцев не позволяет воспринимать налог как бремя. Например, при заключении трудового договора в культуре трудовых отношений в Казахстане принято обговаривать не начисленную, а чистую зарплату. Это существенным образом меняет не только отношение работника к налогу, но и вообще, смысл налога. Например, заработная плата составляет 100 тыс. тенге. Если мы де-факто обременяем ее налогами, тогда работник должен подсчитать, что 10% суммы будет перечислено в качестве обязательного пенсионного отчисления, и еще 10% от оставшейся суммы – это подоходный налог. В итоге работник должен согласиться на то, что его заработная плата составит примерно 80 тыс. тенге. В казахстанских реалиях сумма всегда определяется такой, какой она будет выдаваться «на руки» - в конце месяца работник получит 100 тыс. тенге. Де-юре 20 тыс. выплачивается в бюджет работником, но де-факто эта сумма становится дополнительным бременем работодателя.

Здесь также важно отметить, что налогом в чистом виде здесь является только ИПН, тогда как отчисления в пенсионный фонд налогом не являются. Это один из способов завуалировать налог. Таким же завуалированным налогом будут отчисления в пользу фонда обязательного медицинского страхования, который вновь де-факто ляжет на бизнес, а не на работника. Повышение налоговой культуры, а также осознание налога как бремени в этой ситуации возможно в том случае, если его удержание будет происходить не у источника выплаты, а администрироваться самим гражданином после получения оплаты за труд.

Налог также не осознается как бремя и в случае косвенных налогов, в частности акцизов на спиртное и сигареты, а также НДС. Покупая товар, казахстанцы не задумываются об уже включенных 12 процентах налога. В то время как существует другая практика. В США нет НДС, но там есть налог с продаж, который не указывается на ценниках. Покупатель должен всегда оценивать, что в итоге он заплатит большую сумму, чем это указано на ценнике. Это напоминает гражданам о налоговом бремени.

То, что косвенные налоги являются политико-экономическим инструментом, можно обнаружить в другом примере. Дефицит российского бюджета требует власти искать новые источники дохода – с этой целью увеличиваются налоги для компаний, которые компенсируют эти расходы повышением цен. В итоге налог платят потребители, однако властям удается сместить недовольство с себя на бизнес-структуры.[10]

Можно говорить только о некоторых налогах, которые действительно осознаются таковыми – это налог на транспорт и на недвижимость, так как они оплачиваются самим гражданином. Таким образом можно утверждать, что обладание и необладание информацией о налогах является серьезным инструментом в формировании гражданского общества. Однако важным является вопрос – хочет ли само общество налагать на себя груз ответственности, какую требует высокая налоговая культура? Социологическое исследование в Москве показало, что только четверть работников готовы самостоятельно платить налоги, тогда как почти 60% хотят, чтобы процедура уплаты налогов по-прежнему лежала на работодателе. Другими словами они хотят, чтобы удержание налога происходило у источника выплаты.[11]

Вместе с тем самостоятельная оплата налогов – не единственный способ повысить налоговую культуру. Одним из способов является всеобщее декларирование доходов, за которое выступает казахстанское правительство. Министерство финансов предложило проект закона, по которому в Казахстане будет вводиться всеобщее декларирование доходов (ВДД). Согласно документу с 2017 года подавать декларацию будут около 1 млн. 700 тысяч работников государственных и национальны компаний, а с 2020 года ВДД коснется всех физических лиц республики.[12] В первую очередь перед введением ВДД стоит задача вывода из тени 3 млн. самозанятых людей, которые не платят налоги. По статистике наибольшую часть бюджета формируют поступления по корпоративному подоходному налогу (39,5%) и по налогу на добавленную стоимость (33,6%), тогда как от индивидуального подоходного налога поступает меньше всего – 7%. При этом власти Казахстана апеллируют к опыту развитых стран, в которых бюджет в первую очередь формируется за счет обложения физических лиц.[13]

Декларирование доходов позволит гражданам получить информацию, какую часть от дохода они отдают государству, и, постепенно, это может заложить основу к переформатированию отношения налогоплательщика и государственных органов от патерналистской модели к модели «клиент-исполнитель».

Социология налога – довольно молодое научное направление, которое пока не получило должного распространения в Казахстане. Вместе с тем, социологические исследования в этой области могут дать много сведений, как о вертикальных, так и горизонтальных отношениях в обществе. Эта информация выступает в качестве индикатора развития общества. Адам Смит утверждал, что налоги для того, кто их выплачивает, признак не рабства, а свободы. Смысл фразу заключается в том, что если гражданин платит налоги, значит, ему есть что облагать. Определить, насколько это утверждение справедливо для той или иной страны – по сути главная цель, которая стоит перед фискальной социологией.

[1] Э. Идрисова «РК никогда не отслеживает эффект от налоговых реформ», - https://kapital.kz/economic/31152/rk-nikogda-ne-otslezhivaet-effekt-ot-n...
[2] Кодекс Республики Казахстан О налогах и других обязательных платежах в бюджет
(с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.07.2016 г.) - http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30366217
[3] Еналеева И.Д., Сальникова Л.В. Налоговое право России: Учебник. – М.: ЗАО Юстицинформ, 2005// http://www.pravo.vuzlib.net/book_z252_page_6.html
[4] Аузан. А. Почему мы до сих пор страдаем от крепостного права?/ https://tvrain.ru/teleshow/shanetskaja/aleksandr_auzan-408127/
[5] Леруа М. Налогоплательщик: социологический портрет и управление отношениями субъектов налогообложения - http://umc.gu-unpk.ru/umc/arhiv/2003/1/pdf/Lerua_Mark.pdf
[6] Зыкова Т. Согласны на половину/https://rg.ru/2016/05/18/rossiiane-gotovy-platit-lish-7-procentov-podoho...
[7] Латынина: голосовать на выборах должны лишь те, кто платит налоги// http://www.aif.ru/politics/russia/1022453
[8] Аспандияров Б. Образование Букеевской орды и ее ликвидация//http://bibliotekar.kz/obrazovanie-bukeevskoi-ordy-i-ee-likvida/glava-v-n...
[9] Там же
[10] См 4
[11] Россияне хотят, чтобы налоги за них платили работодатели//https://www.superjob.ru/research/articles/111374/rossiyane-hotyat-chtoby...
[12] Депутаты обсудили вопросы всеобщего декларирования//http://24.kz/ru/news/social/item/135195-deputaty
[13] Сарманов Т. Декларируй это/ http://www.asiakz.com/deklariruy-eto

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.