Сообщение об ошибке

Deprecated function: Array and string offset access syntax with curly braces is deprecated in include_once() (line 11 of /home/sabitov/domains/sabitov.kz/public_html/sites/all/modules/elfinder/elfinder.module).

6. Право на доступ к информации

  • Опубликовано: 14 January 2013
  • Автор: danik

К оглавлению

Изучение вопроса показывает, что о праве на доступ к информации стали говорить в 40-е годы прошлого столетия. Так, еще в 1945 г. на межамериканской конференции в Мехико делегацией США был выдвинут лозунг «свободы информации», который понимался как неприкосновенность со стороны государства международного обмена информацией. А уже на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1946 г. была принята резолюция 59 (I) под названием «Созыв международной конференции по вопросу о свободе информации», в которой свобода информации стала определенно рассматриваться как основное право человека, состоящее в возможности беспрепятственно собирать, передавать и опубликовывать информацию.

При подготовке ВДПЧ западные ученые стали развивать концепцию «свободного информационного потока». Интересно, что этот принцип вызвал недовольство развивающихся стран и стран социалистического блока. Последние выдвинули в противовес «праву человека на свободу информации» концепцию «права народов и наций на информацию». Принятая на вооружение с целью предотвращения информационного монополизма западного мира, последняя рассматривала международный информационный обмен с точки зрения уважения государственного суверенитета, прав народов на поддержку своих национальных культур, ответственности государств за распространение информации через границы[1].

С течением времени право на доступ к информации получило теоретическое обоснование. И на сегодняшний день можно выделить целый ряд причин, почему право на информацию необходимо для современного общества:

-              демократический постулат, по которому правительство должно служить народу. Это означает, что государственные органы должны использовать информацию не в личных интересах, но как хранители общественного имущества. Тем более, именно граждане платят налоги, обеспечивая этими деньгами возможность чиновников работать, собирать сведения. Поэтому информация должна быть доступной членам общества при отсутствии других, более важных государственных интересов в соблюдении секретности;
-              демократические принципы предполагают, что граждане должны участвовать в процессе принятия решений, касающихся их самих. В первую очередь, речь идет о выборах. Для того чтобы человек отдал свой голос за того или иного кандидата, он должен обладать большим количеством информации. В противном случае невозможно принять правильное решение. Другой пример – это возможность комментировать законопроекты, обсуждать их. Демократия также предполагает отчетность и надлежащее управление. Общество имеет право внимательно изучать действия своих лидеров, а также полноправно и открыто участвовать в этих действиях. Граждане должны иметь возможность оценивать работу правительства, и это зависит от доступа к информации о состоянии экономики, социальных служб и других вопросов, вызывающих озабоченность общественности. Одним из наиболее эффективных способов решать вопрос неэффективного управления – это открытые, информированные дебаты;
-              свобода информации – это одно из главных механизмов борьбы с коррупцией и правонарушениями в органах управления и силовых структурах. Журналистские расследования и могут помогать в разоблачении и искоренении правонарушений, используя свое право доступа к информации;
-              право доступа к собственной информации, например, является частью элементарного человеческого достоинства, но оно также может стать решающим фактором эффективного личного принятия решений. Так, часто человеку отказывают в доступе к медицинской информации, истории болезни, например, в отсутствие соответствующего юридического права. А между тем, такая информация может помочь людям принять решение в отношении лечения, финансового планирования и так далее;
-              доступ к информации стимулирует эффективную бизнес-практику. Во многих странах коммерческие потребители представляют собой наиболее значимую группу потребителей. Государственные органы обладают огромным объемом информации всевозможного рода, большая часть которой из области экономических вопросов, представляющая интерес для бизнеса[2].

Особые права журналистов при поиске информации. В международной практике существует две концепции предоставления информации. Одна сводится к тому, что государственные органы должны предоставлять информацию всем гражданам. Так, в США у журналистов нет особых привилегий при сборе информации. Корреспонденты имеют с гражданами равные права на доступ к информации. Согласно другой модели, информация передается государственными органами СМИ, а те уже распространяют ее среди населения. Например, в Конституции Испании говорится, что граждане осуществляют свое право поиска и получения информации через СМИ. В этой стране журналисты приравнены к врачам и адвокатам и имеют право на сохранение «профессиональной тайны»[3].

П. 1 ст. 20 конституции Испании гласит: «Признаются и охраняются следующие права… на свободную передачу и получение достоверной информации посредством любых средств распространения». А. Г. Рихтер в книге «Правовые основы деятельности журналистики» пишет, что и в Конституции ФРГ зафиксировано право граждан искать информацию через СМИ. Однако в ст. 5 конституции ФРГ говорится, что каждый имеет право беспрепятственно получать информацию из общедоступных источников. Однако далее следует продолжение: «Гарантируются свобода печати и свобода передачи информации посредством радио и кино». Возможно, на основании последней части А. Г. Рихтер сделал свое заключение, которое все же является спорным.

Вторая модель стала основой и казахстанского медийного права. В нашей стране журналист имеет больше прав на доступ к информации, нежели обычный гражданин. Конституция Казахстана в п. 3 ст. 18 провозглашает: «Государственные органы,  общественные объединения, должностные лица и средства массовой информации обязаны обеспечить каждому гражданину возможность ознакомиться с затрагивающими его  права  и  интересы документами, решениями и источниками информации». Этот же текст без изменений содержится в п. 2 ст. 2 Закона о СМИ. Эта норма чрезвычайно интересна для анализа. В частности, что значит тезис «СМИ обязаны обеспечить каждому гражданину возможность ознакомиться с затрагивающими его права и интересы документами, решениями и источниками информации»? Неужели любой гражданин может обратиться в редакцию с требованием раздобыть для него выписку из пенсионного фонда или любой другой документ? Разумеется, нет. Эту статью следует трактовать следующим образом: государственные органы и СМИ в рамках своей компетенции обязаны знакомить граждан с информацией. В частности, для государственных СМИ существуют обязательные публикации например, тесты законов, без публичного обнародования которых они не вступят в силу; списки кандидатов на выборный пост, результаты ЕНТ и так далее. Вот такого рода информация, касающаяся прав и интересов граждан, может быть распространена исключительно с помощью СМИ.

Здесь же следует отметить, что граждане Казахстана могут запрашивать огромное количество данных. Но их круг, еще раз подчеркнем, ограничен лишь теми, что касаются их прав и интересов. Например, и журналист, и любой казахстанец могут запросить у чиновника разъяснение закона. Но может ли обычный казахстанец получить от таможни данные, сколько цветов было экспортировано через границу Казахстана? Обеспечивает ли такая информация его права и интересы[4]? Очевидно, нет. И таможня таких данных гражданину не предоставит, тогда как такой же запрос журналиста будет удовлетворен.

Возникает теоретический спор между сторонниками предоставления права на получение информации для каждого и теми, кто считает, что это право нужно дать прежде всего журналистам. Первые утверждают, что у журналистов не должно быть привилегий, и если существует право на доступ к информации, то оно должно распространяться на всех. Сторонники другой точки зрения считают, что если все граждане получат право требовать любую информацию, то органы власти только и будут делать, что отвечать на их запросы. Кроме того, существуют ситуации, когда всем желающим просто нельзя предоставить доступ к информации (например, пропускать всех граждан в определённые учреждения), но можно сделать исключение для их представителей – журналистов. В качестве примера обычно приводят ситуации с исправительными и лечебными заведениями: так, если существуют сведения о том, что в какой-либо тюрьме нарушаются санитарные нормы, то пропустить в тюрьму всех желающих проверить, как обстоит дело на самом деле, невозможно, разрешат войти только журналистам. Речь может идти и о других ситуациях, например, когда в тесный зал суда, в зал заседаний правительства или другого органа власти можно допустить только журналистов, а не всех желающих.

Права и обязанности журналистов – их определениеявляется одним из важнейших элементов казахстанского законодательства о средствах массовой информации, так как сумма этих прав и обязанностей говорит о сути профессиональной деятельности работников СМИ. Так или иначе, специфика профессии журналиста позволяет ему пользоваться правами, недоступными для других граждан, но это влечёт за собой и обязанность исполнять общественный долг. О большинстве этих прав и обязанностей речь пойдёт в последующем ниже, сейчас мы остановимся лишь на тех из них, которые представляются особенно важными в контексте обсуждаемой темы.

Тайна авторства и источника информации. Интересно, как отличается в этом отношении наше и российское законодательство. Российское право утверждает, что сохранение секретности источника информации является обязанностью журналиста. В то время как в Казахстане журналисты имеют право на сохранение источника информации, за исключением случаев, когда эти тайны обнародуются по требованию суда[5].

Хорошо ли, когда журналисты имеют такое право, но не обязанность? С одной стороны, хорошо, так как корреспондент сам решает, когда и при каких обстоятельствах он может объявить об источнике своей информации. Но для самой журналистики это не очень хороший фактор, поскольку способствует формированию недоверия людей, которые являются или потенциально могут стать источником сведений. Ведь они никак не защищены от волюнтаризма журналиста. В случае, когда сохранение в тайне источника информации является обязанностью, у людей есть некие гарантии того, что их не выдадут ни при каких условиях.

Здесь же нужно отметить и такую обязанность журналиста, как удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании их авторства. Вероятно, речь идет не только о просьбе на указание авторства, но и о просьбе не указывать авторство. Таким образом, выходит, что если лицо предоставляет информацию и просит не указывать своего имени, журналист не имеет права делать этого. И наоборот, если лицо поделилось информацией без специальной оговорки о неразглашении, то оно допускало, что авторство будет обнародовано и/или желало этого.

Здесь возникает два вопроса. Первый касается процедуры фиксирования этой оговорки. Каким образом лицо докажет, просило ли оно указать (не указывать) свое авторство? Второй вопрос может возникнуть в тех случаях, когда журналист сам находит информацию. Например, находясь на приеме у должностного лица, случайно увидел на столе какой-либо документ, прочел, а затем использовал при публикации.

На первый вопрос отчасти отвечает КоАП, согласно которому[6], разглашение должностным лицом средства массовой информации тайны авторства и источника информации, если оно письменно обязалось не разглашать ее, влечет штраф в размере до пятидесяти месячных расчетных показателей. Получается, что для несения ответственности необходимо письменное обязательство должностного лица СМИ. Вроде бы кодекс дает ответ, однако он вносит еще большую путаницу. Выходит, если лицо  хочет оставаться инкогнито, оно должно получить от должностного лица СМИ письменное обязательство не разглашать. То есть кроме журналиста об имени информатора узнает еще и должностное лицо. Но тогда мы уже не можем говорить о праве журналиста сохранять источник информации в тайне, так как кроме него о тайне знает третье лицо. Конечно, журналист и информатор могут заключить договор, однако это чрезвычайно усложняет работу корреспондента. Отметим, что на практике все гораздо проще и никаких трудностей не возникает. Однако если следовать букве закона, то мы увидим здесь некоторое противоречие.

Интересно также, что это право, на первый взгляд, входит в противоречие со статьей 181 Уголовно-процессуального кодекса РК, где говорится: «Лица, выполняющие управленческие функции в средстве массовой информации, которое опубликовало или распространило сообщение о преступлении, по требованию лица, правомочного возбудить уголовное дело, обязаны передать находящиеся в их распоряжении документы и иные материалы, подтверждающие сделанное сообщение, а также назвать лицо, представившее эти сведения». Но здесь же делается поправка, что СМИ делать это не обязаны, если информация была передана с условием сохранения конфиденциальности. Таким образом, если нет требования суда, то СМИ имеет право отказать в раскрытии источника информации, какой бы орган не обратился с таким запросом. Прокуратура ли это, полиция или КНБ – не важно.

Достоверность информации. Это одновременно и его право и его обязанность. С одной стороны, журналист имеет право проверять достоверность сообщаемой ему информации[7]. С другой – он обязан не распространять информацию, не соответствующую действительности[8]. Это означает, что журналист отвечает за каждое слово, написанное в статье или прозвучавшее в теле-радиопередаче, если он готовил распространённый материал.

Право проверять сообщаемую журналисту информацию является тем принципом, который позволяет ему требовать ответа на запрос, посещать государственные органы и организации, быть принятым должностными лицами, получать доступ к документам и материалам, производить записи, посещать места стихийных бедствий и катастроф, обладать другими правами, специально оговоренными в Законе о СМИ (ст. 20).

Обязанность всесторонней проверки распространяемой информации, в свою очередь, лежит в основе социально ответственной журналистики, на страже прав которой и стоит законодательство о СМИ.

Право искать, запрашивать, получать и распространять информацию[9]. Если правом получать и распространять информацию обладает каждый, то журналист, сверх этого, имеет право искать и запрашивать информацию, что обусловлено социальной ролью в обществе.

Право посещать государственные органы, организации всех форм собственности и быть принятым их должностными лицами[10]. Таким образом, помимо декларирования права на доступ к информации, ЗоСМИ указывает на способы его реализации. Отметим, что использовать это право журналист может лишь при осуществлении своих служебных обязанностей. Также он имеет право присутствовать на всех мероприятиях, проводимых аккредитовавшим его органом, за исключением случаев, когда принято решение о проведении закрытого мероприятия.

Отметим, что указание на право посещать организации всех форм собственности на практике не очень помогает журналисту. Если государственный орган, аккредитовавший журналиста, обязан предоставлять ему информацию, впускать его в помещение, то частная организация может сама определять, когда идти на контакт с журналистом. То есть, у журналиста право посетить частную компанию есть, а вот обязательств у этой компании перед журналистом нет. Закрытые заседания представляют особый камень преткновения, так как на уровне законодательства урегулированы лишь случаи объявления закрытыми заседаний судов и палат Парламента РК. В остальном, регулирование случаев и порядка объявления закрытыми заседаний различных учреждений отдано на откуп им самим. На практике это создает массовые нарушения права на доступ к информации. В любом случае, если в ведомственных актах не определены порядок и исчерпывающий перечень оснований объявления заседаний конкретного органа закрытыми, представляется, что в силу юридического принципа «государственным органам запрещено все, что не разрешено законом», в этом органе закрытые заседания проводить нельзя[11].

По аналогии со случаями, урегулированными законодательством, за закрытыми дверями (а значит, в условиях ограничения свободного доступа к информации) могут рассматриваться вопросы, отнесенные законом к государственным секретам или иной охраняемой законом тайне (например, тайна частной жизни, тайна усыновления). Назначение закрытого заседания должно быть соответствующим образом оформлено, мотивировано ссылкой на соответствующее положение регламента работы данного органа, и данный документ должен быть общедоступным. В случае, если решение о проведении закрытого заседания принято по истечении определенного времени после его начала, журналист не может быть ограничен в распространении материалов, собранных и зафиксированных до принятия такого решения, поэтому требования отдать ранее отснятый материал являются неправомерными и могут рассматриваться как принуждение к отказу от распространения информации. Удаление с заседания государственного органа, учреждения лишь представителей СМИ, без объявления заседания в установленном порядке закрытым, неправомерно, чем бы при этом ни мотивировались данные действия. Правомерным является лишь удаление с открытого заседания лиц, повторно, после предупреждения председательствующего, нарушивших порядок в судебном заседании.

Воспрепятствование журналисту в получении информации избранным им законным способом может быть квалифицировано по статье 155 УК РК как воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста путем принуждения его к распространению либо отказу от распространения информации.

Право на доступ к документам и материалам, за исключением фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственные секреты. Под документированной информацией понимается зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать[12]. Журналист может получить доступ абсолютно к любым документам, если они не относятся к государственным секретам или иным охраняемым законом тайнам. Более того, если документ в целом не содержит секретов, а лишь отчасти, то должностное лицо обязано предоставить такой документ, исключив из него секретную информацию. Отказ журналисту в предоставлении доступа к документу (материалу) по причине того, что в данном документе (материале) содержатся сведения, представляющие государственные секреты, может иметь место только тогда, когда существуют и объяснены журналисту реальные, объективные причины, по которым запрашиваемая информация не может быть отделена от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну. Отказ в предоставлении права ознакомиться с документом может быть обжалован журналистом в суде. О государственных секретах и иных тайнах мы поговорим более подробно в другой главе.

Право производить записи, в том числе с использованием средств аудиовизуальной техники, кино- и фотосъемку, за исключением случаев, запрещенных законодательными актами Республики Казахстан. Ранее в ЗоСМИ говорилось о том, что журналист обязан получить согласие на использование аудио- или видеозаписи при проведении интервью с гражданами. В 2009 году этот пункт был исключен ввиду его нецелесообразности. До 2009 года ситуация выглядела довольно странно. Например, журналист решил под видом взяточника договориться с чиновником о передаче денег. При этом он должен был спросить у него разрешения на использование диктофона. В противном случае, его запись была бы не действительна в суде, так как доказательства, добытые незаконно, судом во внимание не принимаются. Интересно, что такая же норма была закреплена в проекте закона о частном детективе. Ситуация в определенной степени абсурдна, и для казахстанской журналистики отмена этой нормы стала большим шагом вперед.

Право посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях. В свою очередь, в обязанности правоохранительных органов, обеспечивающих специальный режим охраны мест природных и социальных катаклизмов или режим чрезвычайного положения, входит обеспечение безопасности журналистов и организация работы масс-медиа таким образом, чтобы она не мешала работе спасательных и следственных групп. Доступ журналистов на места происшествий (преступлений), несчастных случаев может быть ограничен в связи с проведением следственных действий, в частности, в связи с осмотром места происшествия под предлогом сохранения следственной тайны. Журналисту не могут запретить снимать место происшествия из-за оцепления, однако средства фиксации (видеокассета, кино- и фотопленка) могут быть впоследствии по мотивированному постановлению следователя или органа дознания изъяты и приобщены к делу в качестве доказательства. Данные действия могут производиться только после возбуждения уголовного дела. Право журналиста посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение, присутствовать на митингах и демонстрациях, способствует открытости и общедоступности информации о конфликтогенных социальных ситуациях[13].

 Право отказаться от публикации материала за своей подписью, если его содержание после редакционной правки противоречит личным убеждениям журналиста. Данное право тесно связано с предыдущим пунктом данной статьи Закона, предоставляющим право журналисту распространять подготовленные им сообщения и материалы за своей подписью, под условным именем (псевдонимом). Для начала нужно отметить, что по закону журналист должен расписываться на окончательном варианте своего материала после всех корректорских правок перед отправкой в типографию. Если впоследствии окажется, что материал кто-то переписал, то журналист сможет доказать непричастность к тексту, потребовав у редакции подписанный им вариант.

Псевдоним. Статья 15 Гражданского кодекса предусматривает, что гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включая фамилию и собственное имя, а также отчество. При этом в случае и в порядке, предусмотренном законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя).

Псевдоним – условное имя автора или артиста, которое заменяет его настоящее имя и фамилию (либо и то и другое).

Действующее законодательство, а именно Закон «Об авторском праве и смежных правах» в статье 15 предусматривает право автора на обозначение произведения при его использовании псевдонимом. Псевдоним используется по желанию автора. Никто не может внести изменения в избранный автором псевдоним. В качестве псевдонима может быть указано любое имя или вымышленное наименование. Вопрос о возможности применения неблагозвучного или вводящего в заблуждение псевдонима (например, совпадающего с действительным именем другого известного лица) в законе не решен; в подобных случаях требования автора об использовании такого псевдонима часто отклоняются организациями-пользователями. Автор может применять псевдоним для всех или некоторых своих произведений; он вправе в любой момент раскрыть или изменить свой псевдоним[14]. Также сообщение или материал может быть распространен без подписи, и тогда он признается редакционным. То есть ответственность за его распространение будет всецело лежать на редакции СМИ.

Помимо различия в вариантах подписи под сообщением, предоставленных журналисту законом, различия есть и в правовых последствиях распространения материалов в разном виде. Так, при распространении материала под настоящим именем автора и в случае предъявлении претензий по искам о защите чести и достоинства, например, по данному сообщению или материалу, к ответственности будет привлекаться автор данного материала и редакция СМИ, распространившая его. Установить реального автора не составит труда, так как его имя непосредственно указано как автора спорного сообщения. Но вот если под материалом стоит вымышленная подпись или не стоит никакой, то единственным ответчиком по иску о защите чести и достоинства остается редакция СМИ, распространившая этот материал. Автор неподписанного материала не привлекается к ответственности на основании нормативного постановления Верховного сда Республики Казахстан от 18 декабря 1992 года № 6, пункт 7 которого устанавливает, что при опубликовании или ином распространении таких сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является соответствующий орган массовой информации. Очевидно, такое правовое регулирование будет распространяться и на те случаи, когда под материалом имеется подпись, но это имя вымышленное (псевдоним). Дело в том, что для привлечения журналиста к ответственности за материал, распространенный под псевдонимом, данный псевдоним должен быть раскрыт либо редакцией, главным редактором, либо самим автором. В соответствии с подпунктом 10 комментируемой статьи журналист имеет право на сохранение тайны авторства и источников информации, за исключением случаев, когда эти тайны обнародуются по требованию суда. Ссылаясь на эту норму, редакция не только может, но и обязана отказать в требовании раскрыть псевдоним автора статьи, предоставившего ее с условием неразглашения своего настоящего имени. Раскрытие псевдонима возможно только по требованию суда, оформленному мотивированным постановлением или определением[15].

Вопросы для самостоятельной работы с источниками:

  1. В чем причина того, что социалистические страны предложили в противовес «праву человека на свободу информации» концепцию «права народов и наций на информацию»?
  2. В чем выражается социальная ответственность журналистики?
  3. Обязана ли частная компания принимать журналиста? Ведь у корреспондента по закону есть право их посещать.
UPD 03-02-14: Медианет предлагает анализ законодательства доступа к информации в Казахстане, а также алгоритм получения информации журналистами в государственных органах, где пошагово представлены действия журналиста при запросе информации и возможных действиях в случаях ее непредставления: читать
UPD 03-03-15: Игорь Лоскутов публикует свой комментарий к законопроекту "О доступе к информации"

[1] Станислав Шевердяев. «Право на доступ к информации в России: проблемы теории и законодательства». http://www.medialaw.ru/projects/1/2/k7.htm
[2] Тоби Мендел. «Свобода информации: сравнительное правовое исследование». – Париж: ЮНЕСКО, 2009.
[3] Рихтер А.Г. Правовые основы журналистики. – М.: Издательство Московского университета, 2002 г.
[4] Союз «и» подразумевает одновременное наличие обоих компонентов – и прав и интересов. Наличия только лишь интересов, видимо, недостаточно.
[5] Ст. 20 Закона о СМИ
[6] Ст.351 «Разглашение тайны авторства и источника информации» КоАП РК.
[7] п. 6 ст. 20 Закона о СМИ
[8] п. 2 ст. 21 Закона о СМИ
[9] п. 1 ст. 20 Закона о СМИ
[10] п. 2 ст. 20 Закона о СМИ
[11] Комментарий к Закону РФ о СМИ. – М.: Галерия, 2001. – 416 с. (опубликовано Фондом защиты гласности; Авторы-составители – Г. Ю. Арапова, А.А. Глисков, Д. Г. Шишкин).
[12] п. 20 ст. 1 Закона Республики Казахстан от 11.01.2007 № 217-III «Об информатизации».
[13] Закон о СМИ: как понимать, как применять./ Под редакцией Т. Калеевой.– Алматы: Фонд «Адил соз», 2005.
[14] Гаврилов Э. «О литературном псевдониме» – Законодательство и практика масс-медиа. – 1998, № 12. (http://law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1114969)
[15] Закон о СМИ: как понимать, как применять./ Под редакцией Т. Калеевой.– Алматы: Фонд «Адил соз», 2005.

Комментарии

Я не журналист, а обычный гражданин, с некоторых пор решивший поднять свою юридическую грамотность и осведомленность. Не могу добиться права на информацию, которая имеется в запечатанном конверте гражданского дела "Возмещение материального ущерба, причиненного мне преступлением" особое мнение судьи Л.Г.Проскура в кассационном заседании 14 января 2011г. в г.Алмате.  Моя надзорная жалоба в ВС РК ни к чему не привела. "Тройка" судей отказала в надзоре, и мнение судьи Проскура от меня скрывается. Думаю, что она единственная их трех судей в Алмате была за законное и справедливое рассмотрение моего иска, который должен был быть удовлетворен по всем законам РК. Но, к сожалению другие 2 судьи - Набиев и Досмухамбетова придерживались другого мнения, понимая, что идут против закона и совести, позже просто данное дело  2к-628/2011  удалили из базы ЕАИАС. Бьюсь до сих пор, был на приеме в Агентстве финпола, у заместителя председателя. Принимал Ахметжанов М.М. мое обращение с личного приема в отношении беспредела судей взято им под личный контроль, идет до следственная проверка.  Так как же мне реализовать свое право на информацию? которая на сегодня от меня скрывается. Хочу узнать особое мнение судьи   Проскуры 

Темир, я конечно не практик и очень хочу, чтобы у вас все получилось. Мне кажется, что с бюрократической машиной можно бороться только ее же бюрократическими методами - подавайте запрос за запросом, обжалуйте, обращайтесь в прокуратуру по поводу нарушения законности. Ссылайтесь на гражданский кодекс - о праве на доступ к информации, касающейся личных прав и свобод. Вот ничего больше добавить не могу. Опять же можно поспрашивать на форуме zakon.kz

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.